На пороге будущего. Как, отсидев 40 лет, найти в себе силы заново жить

«У вас судимость? Простите, но в ваших услугах мы не нуждаемся!»

Думаю, эту фразу в разных вариациях слышали многие бывшие осужденные. Решив однажды кардинально поменять жизнь, эти люди зачастую сталкиваются с тем, что в обществе к ним, как бы сказать мягче, относятся довольно прохладно. Да и с чистого листа без конфликтов с законом, оказывается, начать жить гораздо сложнее, чем это видится с высоты тюремных нар.

Один из таких «прозревших» граждан Михаил Якубовский. Больше сорока лет тюремного срока в сумме понадобилось мужчине, чтобы осознать, что годы утекают как вода, что существование в тюремных стенах не совсем тянет на гордое слово «жизнь», а небо над головой, такое яркое и чистое, гораздо шире и голубее, чем тот кусочек за тюремным окошком. «Сорок лет! – воскликнет читатель. – Он что, серийный убийца?» Нет. Обычный вор, «щипач», как их прозвали давным-давно, мирный «состригатель» кошельков у зазевавшихся граждан, который и воли-то не видел по сути.

В очередной раз очутившись на свободе, Михаил Михайлович вдруг осознал, что не очень-то и хочет возвращаться обратно. Осознал, и тут же столкнулся с реальностью – человеку без семьи, дома и работы гораздо проще вернуться в тюрьму под присмотр государства и под наши с вами налоги, чем начать жить самостоятельно.

DSCN7623.JPG

– Очень вдруг захотелось ощутить нормальную жизнь, – делится эмоциями он, – работать, как все, не воруя. Получать свои 200 рублей за труд, а не за чужой счет и с помощью воровства и краж. Однако не все так просто, когда ты бывший зэк, да еще и цыган, пусть и по матери, метис, так сказать. Отношение людей сразу меняется…

…Миша родился в Оренбургской области. Жизнь здорово побросала ребенка по Союзу, но в результате вместе с мамой они «осели» в Бобруйске. Отца, к слову, он не видел с семи лет. Парню было 14, когда он впервые примерил «полосатую робу» заключенного. Позарился на чужое, не удержался, засунул руку в чей-то карман, да и отправился на полтора года в детскую колонию. Второй раз – за подделку валюты, за что и получил следующие три года тюремного заключения. Между двумя сроками прошла самая длинная полоса свободы – около четырех лет.

– Когда отсидел второй раз, – вспоминает Михаил, – кто бы и что ни думал, а я попытался взять себя в руки. Попробовал пожить, как все нормальные люди: свободным, зарабатывающим собственную копейку на жизнь. Был я одно время что-то типа частного предпринимателя, ездил в Украину, возил вещи, продавал. Но получался чистый мизер. Деятельность я свою свернул быстро – уходил в минусы. А у меня к тому времени были жена, ребенок маленький, их нужно было содержать…

Жизнь будто сама снова подтолкнула его к «легким» деньгам. Михаил Михайлович говорит, что до последнего отказывался от нечестного заработка, но человеческие отчаяние и бессилие порой просто забивают любой здравый рассудок куда подальше. После многократных попыток найти хоть какую-то работу, оббегав весь Бобруйск, обходив все заводы и предприятия, отовсюду слыша «Нет», мужчина сорвался снова – и снова попал за решетку.

 – Сидевший. Цыганской национальности. Без опыта работы. Без образования. Какое образование у цыгана, какой опыт работы? – сокрушается мужчина. – Все, что у меня было, это желание работать и жить честно и свободно. Но оказалось, что этого слишком мало, чтобы стать «как все». Я обращался за помощью везде, где только можно.  Мне часто давали направления (и на «ФанДОК», и на хлебозавод) в разные годы. Но всюду был отказ. А знаете, как живется безработному бывшему заключенному на воле?

И он начал рассказывать. О том, что на выходе с зоны некоторым везет и им есть куда вернуться. А таким, как Миша, совсем не везет. И впереди у таких людей нет ничего. Есть только голод, нужда где-то склонить голову для сна, желание собственной крыши над головой, работы, пусть и неприбыльной, пусть и самой тяжелой, но работы. Вот только ничего этого нет.

DSCN7602.JPG

– Так и шатался я между тюремными сроками от дома к дому, от человека к человеку. Где что покрашу за миску супа, где дрова поколю, где мусор сгребу, где в стройке помогу. За еду да пару копеек на проезд и многочисленные справки, которые нужно собирать, чтобы снова попытать счастья и устроиться на работу. Это замкнутый круг! Вы не представляете, как морально тяжело человеку, который не нашел места в собственной жизни, который не может ей управлять! Рыпаешься, дергаешься, пытаешься встать, но не тут-то было. И снова рука тянется к чужому добру, потому что в животе предательски пусто, впереди зима, а нет ни одежды, ни обуви, ни крыши над головой…

Когда 19 мая Михаил снова вдохнул свободный воздух, понял – назад он возвращаться не хочет. Признается, что впервые в жизни вместе с отчаянием, которое всегда присутствовало после «откидки», была и какая-то лютая уверенность в том, что в этот раз обязательно получится. Получится быть хоть чуть-чуть похожим на людей, которые распоряжаются своими жизнями сами. Почти за месяц он отбегал, сбивая ноги, весь город, чтобы наконец мокрыми глазами увидеть направление на первую официальную работу. Да, «всего лишь» уборщик территории с мизерной зарплатой. Но для Михаила это путевка в будущее без узких стен и тюремной баланды. Кто его знает, может, и получится?

 Последние дни, проделывая каждый день пеший путь из Титовки до поликлиники по два-три раза, проходит он всевозможные проверки, получает справки у нарколога и психиатра, в общем, делает все, что нужно, чтобы приступить к работе. И впервые за почти 40 лет чувствует, что у его «завтра» есть земля, которая не уходит из-под ног.

– Для некоторых это так привычно, работа. А для меня это, возможно, последний билет в нормальную жизнь. Если я снова оступлюсь, если подведу тех многих, что помогли мне, дали шанс, поверили в меня… Зачем вообще нужна такая жизнь? Зачем вообще в жизни такой я? – шепчет Михаил, сжимая стопку справок и документов в руках.

У мужчины есть некоторые мечты, вполне себе человеческие, не завышенные: увидеть своего ребенка, перестать быть перекати-полем и обрести собственный уголок. Место, где можно жить и благодарить Бога за каждый прожитый день. Вот только крыши над головой у человека практически нет, а та аварийная постройка, которую Михаил называет домом, не тянет даже на звание «дровника». И судьба у этого дома очень смахивает на судьбу человека, который пытается в нем жить. В одно из тюремных заключений Михаила покинула этот свет его мама, которая болела сахарным диабетом. Она оставила ему небольшой домик, который за годы обветшал настолько, что даже просто находиться в нем опасно для жизни, а что уж говорить о том, чтобы там ночевать или, не дай бог, зимовать.

– Ну, ничего, – воодушевляет сам себя Михаил. – Начну получать зарплату, начну откладывать понемногу денежку, куплю материалы, подлатаю дом, забор поставлю, хозяйство какое заведу. Конечно, будет тяжело, но я справлюсь. Бесплатно же никто ничего не дает… Знаете, как важно, что кто-то в тебя вдруг ПОВЕРИЛ? Не важно, кто, работник центра занятости, будущий наниматель, инспектор милиции… Важно, что такие люди есть. Именно благодаря им у таких, как я, есть маленький шанс вернуться в нормальность. Именно они, эти люди, дают мне надежду, что пусть и к глубокой старости, но я смогу видеть своего ребенка, а она, возможно, когда-нибудь назовет меня папой…

Сколько таких слов уже было сказано, подумает читатель. Можно ли верить столько раз оступавшемуся человеку? Поговорка о горбатом и могиле так и просится на язык. Но знаете, что? В этой жизни так мало чудес… Так пусть хоть у этой истории получится по-настоящему хороший конец.

Татьяна Моторенко, начальник уголовно-исполнительной инспекции УВД:
– Работа с этой категорией граждан проводится планомерно. У каждого нашего подучетного свои история и жизненная ситуация. Если говорить о герое статьи, ему очень повезло: ежегодная бронь мест работы для освободившихся лиц составляет всего 100, в то время как только за последние 5 месяцев из исправительных учреждений освободились более двухсот. Хотят ли работать бывшие заключенные? Все зависит от человека в первую очередь. Стоит понимать, что у большинства нет ни соответствующего образования, ни нужных для конкретной работы категорий и разрядов, поэтому обычно их определяют в так называемые «разнорабочие». Их это, естественно, не устраивает: «Что я могу себе позволить за 200-250 рублей?» Никто не задает себе вопрос «Как я буду работать на высокооплачиваемой работе, не имея никакого опыта или растеряв все навыки за длительный тюремный срок?»

Елена Царик, психолог:

– Может ли человек измениться за такой короткий срок? Обычно нет. Но здесь огромное влияние имеют его возраст, физиология. Человек понимает, что он уже многое не может, начинают проявляться болезни, старость берет свое. Он говорит, что решил изменить жизнь в корне, обещает, что использует шанс. Но обычно то, что люди говорят, и то, что в итоге получается, – противоположные вещи. Возможно, он сам верит в то, что говорит. Но человеку, который столько лет не работал, выдержать определенный рабочий режим, одинаковые каждодневные действия, ответственность, которую на него возложат, очень тяжело. Повторюсь, что плюсом здесь выступает его возраст, своеобразный закат жизни, когда в тюрьму действительно возвращаться очень не хочется, страшно и опасно. В таком случае человек может и ухватится за предоставленную возможность обеими руками.

IMG_3613.JPG

Домик издали не вызывает доверия

DSCN7591.JPG

Выбитые окна и покосившиеся двери – результат долгого отсутствия хозяина

DSCN7592.JPG

А это крыша, под которой совсем не укроешься ни от дождя, ни от снега

DSCN7593.JPG

DSCN7595.JPG

Внутри дома пристанище нашли себе и дрова

DSCN7598.JPG

Несмотря на внешний вид, внутри дома довольно чисто

DSCN7599.JPG

 

DSCN7603.JPG

А это чудо-печка, которая пытается согреть хозяина зимой

DSCN7604.JPG

DSCN7606.JPG

Правда, с такой щелью в потолке вытопить дом проблематично

DSCN7607.JPG

DSCN7609.JPG

DSCN7610.JPG

Замка нет, забора тоже. Дверь приходится забивать на гвоздь

DSCN7611.JPG

DSCN7612.JPG

DSCN7614.JPG

Если бы не опоры снаружи, стена бы давно рухнула

DSCN7615.JPG

DSCN7616.JPG

Участок, который Михаил со временем планирует огородить стеной и вспахать

DSCN7618.JPG

DSCN7620.JPG

DSCN7621.JPG

 

 

Поделиться: 

Комментарии

Знаете... это очень грустно, наблюдать такую жизнь и такого человека в этой жизни. Дай Бог конечно, чтобы он и вправду взялся за голову и за ум, но что-то подсказывает мне, что это - тщетность. В общем, я вижу лишь глубоко потерявшегося человека, который не понимает, что делает на этой земле. Отсидеть столько лет на плечах у государства и выйти на свободу, взяться за ум и найти в себе силы жить это утопия, сказка. Если получится - я лично пожму ему руку. Статья душераздирающая, отличная, классная, но, к сожалению, не о жизни как она есть. Вор и обманщик святым не станет.

Добавить комментарий