«Это был шок…» Несовершеннолетний бобруйчанин получил 10 лет за марихуану

…По аудитории строительного колледжа пробегает шумок. Слышны смешки, кто-то переговаривается. Судья и присяжные удалились на совещание для вынесения вердикта. За ними выводят и обвиняемого в совершении преступления, бывшего учащегося колледжа. После почти полугода пребывания в СИЗО, он вернулся в стены родного учебного заведения. Но только для того, чтобы узнать приговор.


– Это смешно? – обращается к молодым людям в зале гособвинитель, помощник прокурора Ирина Ходневич. – Здесь нужно плакать: сроки большие. По статье 328 Уголовного кодекса, части 3-ей, вашему одногодке грозит до 10 лет тюрьмы, а за сбыт наркотиков, с учетом несовершеннолетнего возраста – до 12-ти. Условно досрочное освобождение от наказания, как и замена на более мягкое, по данной категории дел не применяется. Посмеемся вместе?


– Я 14 лет проработал в воспитательной колонии и не раз спрашивал ребят, которые туда попали: «Как вы могли?» Знаете, что они отвечали? «Думали, обойдется…». Теперь они там все, – вступает в разговор директор БГСПТК Виктор Горбанев. – Если кто-то захочет экскурсию на «зону», обращайтесь. Но не забывайте, что там даже гости ходят строем.


Для ребят из разных учебных заведений города во время небольшого перерыва проводят ликбез о мерах наказания и моментах жизни в заключении.

– Слесарь, токарь, отделочник, станочник, сварщик, стропальщик, электромонтер, печник – такие профессии можно получить в воспитательной колонии. Из женских только швея, – продолжает Виктор Данилович. – Примечательно, что из троих воспитанников «детской» колонии по статистике двое отбывают срок за наркотики.


Тем, кто достиг семнадцатилетнего возраста на день вынесения приговора, режим назначается общий, добавляет помощник прокурора. Общий режим отбывают те, кто впервые совершил преступление. За «тяжелые» преступления, к которым относятся убийство, сбыт наркотических средств, полагается усиленный режим. На строгом находятся все рецидивисты. Есть понятие и «особого режима», но юным бобруйчанам этого растолковывать не стали. Главные отличия, которые усвоили присутствующие: если на общем режиме можно полчаса в день посмотреть кино, может приехать на два часа мать, то на строго –  на свежий воздух выпускают на час в день, а за нарушения следуют куда более серьезные санкции.

Строительный колледж для проведения выездного суда по делу о наркотиках был выбран не случайно: это уже четвертый случай, когда учащийся этого учебного заведения обвиняется по статье «Незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов». Но если ранее молодые люди проходили по первой и второй частям, то теперь дела обстоят куда серьезнее.


Сюда не приехали запугивать или выносить на всеобщее обозрение историю одного человека – здесь показали реальность, без прикрас. Действие, за которое следует наказание. И уже не важно, что худенький, коротко стриженный миловидный парень, который оказался в центре внимания мероприятия, кому-то из сидящих в зале приходится хорошим другом, братом или сыном. Он встречается глазами с родными и знакомыми, едва заметно подмигивает и улыбается уголками губ. Он знает, что ему грозит. Дело рассмотрено в здании суда, судебное следствие закончено. Перед вынесением приговора, здесь, в аудитории, где обычно читали лекции, обвиняемому предоставляется последнее слово.

– Уважаемый суд! Я хочу сказать, что искренне раскаиваюсь в совершении данного преступления, а именно – в употреблении, хранении и перевозке наркотических средств, – волнуясь, читает с листка молодой человек.


В своей немного сбивчивой речи он согласен с обвинением по части первой статьи, но не считает себя причастным к распространению психотропных веществ. Кроме того, обвиняемый пытается донести до суда тот факт, что знакомые, с которыми его взяли на месте преступления, дали заведомо ложные показания, чтобы самим избежать сурового наказания.

– Я никого не склонял к употреблению наркотиков и не демонстрировал этого, – говорит учащийся колледжа. – За семь месяцев я понес достаточное моральное наказание, я все осознал еще раз и искренне раскаиваюсь. Вину по части первой статьи 328 признаю полностью и с самого начала следствия. Прошу при вынесении приговора это учесть, как и мой возраст. А также дать мне возможность доучиться.


Все сказано. Пятнадцать минут на совещание для вынесения приговора. Все встают. «Именем Республики Беларусь 17 мая 2017 года суд Бобруйска и Бобруйского района…», – зачитывает судья. Я смотрю в глаза обвиняемому, пока перечисляются статьи уголовно-процессуального кодекса. В них боль, надежда, вина…


– Признать виновным в склонении к потреблению наркотических средств, совершенном в отношении двух и более лиц, лицом, ранее совершившим преступление, предусмотренное статьей 328-ой Уголовного кодекса, и на основании части второй статьи 331-й назначить лишение свободы на срок три года, – объявила судья. – Его же признать виновным в незаконных приобретении, хранении, перевозке и сбыте наркотических средств… на территории учреждения образования заведомо несовершеннолетнему и на основании статьи 328-й назначить лишение свободы на срок 9 лет без конфискации имущества.


Путем частичного сложения назначенных наказаний, бывшему учащемуся назначили лишение свободы на срок 10 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях общего режима. С учетом содержания под стражей вышло чуть менее девяти с половиной лет.

Зал безмолвствовал. Ни звука. Только наполненные слезами глаза – матери, сестры, однокурсников.


«Хороший парень», «Отличный друг», «Добрый, веселый», «Никогда бы не подумала», – довелось услышать мне по окончании судебного заседания. Кто-то не хотел называть свои имена и фамилии. Но не забуду слова одной из одногруппниц, Даши Карпович: «Когда я все узнала, у меня был шок».

…Он выходил из зала, пытаясь помахать друзьям рукой в наручниках. Действительно жаль, что понятие «хороший парень» не освобождает от ответственности. Но это так.

Анна Сушкова, фото автора.

 

 

 

 

Поделиться: 

Комментарии

За убийство и то меньше дают.И где справедливасть

Очередной бред белорусский. Геноцид.

Справедливости нет и разбираться никто не желает, лепят под одну гребенку... Наших ребят очень жаль...

Добавить комментарий