Сказ про то, как физики лириков учили

Ольга Хотько, журналист

Прежде чем начать повествование-рассуждение, обращусь к своему любимому «рабочему инструменту» – толковому словарю русского языка, который дает очень удачное определение «тактичности»: умение щадить чужое самолюбие, способность соблюдать общепринятые нормы приличия. Людей, действительно обладающих тактом, на свете не густо. Потому все давно уже смирились с наличием почти у каждого некоторой толики «беспредела» в поведении. Но в последнее время просто накипело: всякий своим долгом считает «потоптаться слоновьими ногами-«столбами» по авторской стилистике.

Я говорю сейчас конкретно о нашей профессии. Часто (практически в каждом случае) мы отдаем написанные материалы на так называемую «вычитку» тем, о ком мы повествуем. Эта практика не такая уж плохая сама по себе, ведь не может (да и не должен) обычный, пусть способный или даже талантливый, человек чувствовать себя как рыба в воде в любой области. Но, увы, суть не в этом.
По-моему, цель журналистской работы в том, чтобы расспросить героя статьи, в точности понять его мысль, записать максимально приближенно к оригиналу ответы и облачить все это в интересную форму, позволяющую получить от прочтения удовольствие и посторонним людям, которые никогда и ничего не слышали о главном действующем лице, и тем, кто находится с ним в родственной или дружественной связи и для кого в «геройской» жизни очень мало «белых пятен», и самому центральному персонажу. 
Кроме того, эта самая «оболочка», помимо информации о человеке, несет его энергетику, которую герой передал во время личной беседы журналисту. 
К тому же, внимательный читатель в любом рассказе или интервью «прочтет» отношение автора к «статейному» главному действующему лицу и безошибочно определит, понравился интервьюируемый или нет, смог ли он «зацепить» человека, видевшего его впервые, и вызвал ли интерес к своему любимому занятию или специальности. В этом-то и заключена особенность авторской работы: составить по максимуму полный рассказ о незнакомце и продемонстрировать свой взгляд на человека, постараться вызвать у читателя сопереживание к нему, а то и восторг, и даже восхищение профессионалом в какой-то сфере. 
Дабы избежать нелепых и досадных недоразумений, что могут «проскочить» в тексте из-за какого-то недопонимания или просто «неразбирательства» в тонкостях других профессий, и предлагается прочтение готового материала, до того как он появится на газетной полосе. Казалось бы, отлично и в какой-то степени «обезопашивает» автора статьи. Не тут-то было: именно с этого момента начинаются нарушения понятия, о котором я сказала в начале своего повествования.
Проблема не в том, что идет работа над «специальными» ошибками, а в том, что тот, о ком идет речь в «публицистическом произведении», больше заинтересован «ковыряться» в словах, которые ему кажутся не теми. Придирается к строению предложений… Забывает при этом, что написание статьи – процесс творческий и затратный умственно и временно. Вообще, откуда уверенность, что всякий знает, как о нем должно быть написано? Необходимо лишь наличие двух главных компонентов: правильно изложенные факты и фразы; интересность изложения (и соответственно, прочтения). Чтобы вникнуть в эти аспекты, надо уметь полностью абстрагироваться и воспринимать материал так, словно он о ком-то постороннем. Тогда сложится полная и ясная картина, и текст будет читаться целостно, и остроумие изложения нормально будет «заходить» – без каких-нибудь необъяснимых амбиций и «словесных копаний». Почему журналисты не позволяют себе ковыряться в том, где они не сильны? Зачем же те, кто должен служить им вдохновением, суются в отрасль, совсем им не близкую? К примеру, «технари», как правило, говорят и пишут «сухим» языком цифр, ведь им приходится выступать на совещаниях, конференциях и излагать конкретные, «голые» факты. Скажите мне, кому-нибудь из простых, далеких от технологических нюансов людей будет интересно читать доклад о достижениях? Захочется ли вникать в тонкости профессии и человеческие особенности? Для кого же тогда журналистская креативность, если вся она пошла насмарку, так как самая главная цель – заинтересовать читательскую аудиторию – не достигнута, а конечный результат возымел обратное действие: газету хочется закрыть и отбросить в сторону? 
Нельзя, чтобы статью читали только те, кто разбирается в данной области, она должна быть рассчитана на широкий круг. 
И каждый, кто ее прочел, должен все понять и оценить художественность написания и творческий подход автора, а не техническую «правильность» героя.
Одним словом, уважаемые бобруйчане (а именно о вас наши «труды»), давайте никто никому не будет «портить кровь», а каждый станет заниматься своим делом…

Добавить комментарий