Санкция на закон, или Воспитание терпением и примером

Диана УНФАЛЬД, журналист

В детстве ребенку объясняют, что, например, на клабище нельзя танцевать, петь и кричать, для увеселительных мероприятий есть специальные площадки. В школе нужно соблюдать правила распорядка, не мешать учителю и одноклассникам на уроках. За многочисленные нарушения могут и исключить. В другое учебное заведение  попасть будет сложно, разве что в спецшколу примут с распростертыми объятиями. Но во все времена, во всех школах были ученики-бузотеры, которые с первого раза не понимали. Их песочили на классных часах, ставили на вид и в конце концов большинство принимали правила общежития.

Во взрослой жизни процесс воспитания продолжается, и, как показывает практика, большинство принимает правила жизни, которые устраивают большинство.

Масленица. Около 30 тысяч бобруйчан заполнили всю территорию городского парка культуры и отдыха. Конкурсы, концерт, блины и шашлыки. На целый день горожане отложили дела насущные, приятные и не очень, и провожали зиму. Без лозунгов и требований.

В это же время горстка людей роптала на площади Ленина. Выкрикивали набившие оскомину лозунги о Декрете о тунеядстве, уровне зарплат и безработице. Истинные организаторы не посчитали нужным явить лики народу. Отдувались уже знакомые всем «медийные» лица, которые мелькают от стачки к стачке из города в город. Театральная роба узника, плакаты и люди, скромно стоящие в сторонке с пачкой российских рублей на изготове. Для чего? Остается только догадываться. Но именно к ним, расходясь, подходили митингующие.

К слову, акция была несанкционированная. Но ни власти, ни силовики не предприняли никаких законных действий в отношении собравшихся. Последние не оценили толерантности и демократичного отношения и вскоре собрались на святая святых – площади Победы. Снова незаконно, снова безнаказанно. И снова не оценили отношения закона. В той же Франции, да и других так называемых колыбелях демократии, закон четко гласит: после двух предупреждений полицейского разойтись митингующих поливают из водяных пушек и травят слезоточивым газом. А вот выдержка из закона о манифестациях штата Иллинойс США: «Гражданину, группе лиц или общественной организации запрещено проводить или принимать участие в любом виде маршей, собраний, митингов или массовых сборов, организованных на проезжей части, возле зданий администраций или на территории, где проведение массовых мероприятий запрещено законом штата, за исключением случаев, когда парад или демонстрация проводятся с разрешения местных властей».

В это же время те, кто действительно хотел решать проблемы, пошли не на митинги, а в театр. К тем, кто не скандирует лозунги, а предлагает выход и помощь. Количество трезвомыслящих бобручан, пришедших в общественные приемные, в разы превосходило число митингующих. 

Следующая попытка собраться на площади Победы потерпела законное фиаско и вызвала недовольство. Почему? Да потому что низкая самооценка требует повышенного внимания. Его и добивались митингующие. Получили, но не в том контексте. Еще больше бобруйчан в это же время решили обратиться за помощью к специалистам, а не горланить на площадях. 

Все новостные европейские каналы транслируют акции протестов в разных частях света. Ни для кого не секрет, что это хорошо срежиссированный спектакль, жаль, что невольными актерами, а в итоге потерпевшими, становятся рядовые граждане этих стран. Потом они, как правило, переходят в число беженцев или людей, которые просто ищут спокойную жизнь, и уже неважно, за какие деньги.  

Недавно была в Москве. Пришлось воспользоваться непопулярным видом транспорта. Таксист оказался из Грузии. Разговорились. О том, что происходит в Беларуси, кавказский гость знал, чем меня удивил. Конечно, посетовали и на развал Союза, поделились соображениями на счет того, как и на каких условиях можно было бы сегодня воссоединиться. И конечно, я не могла не задать вопрос:

– У нас сейчас митинги в моде, вы уже это прошли. И что?

– А ничего, – ответил грузинский водитель московского такси. – Президенты меняются, простым людям становится все хуже. Один глава государства разрешает что-то, человек успевает заработать, едва становится на ноги, приходит другой – и все забирает. Я занимался виноделием. Теперь виноградники скупили европейцы, грузины работают у них за копейки. Моя семья в Тбилиси, а я в Москве таксую. Вот и вся демократия.

Тем временем в Бобруйске приверженцы «своей» демократии усвоили урок закона государственного и со стандартными лозунгами собрались уже на санкционированный митинг в установленном месте. Действующие лица все те же, в том же гриме и костюмах.  Вот только не увидела я среди них тех, кто действительно нуждается в работе или деньгах. Средства, которые были потрачены на производство плакатов и листовок высокого качества, вполне можно было направить на открытие, например, собственного производства, организацию рабочих мест и реализацию своих и чьих-то талантов.  

Добавить комментарий