Дневной дозор

Анна Сушкова, журналист

Интересная вещь – мы живем в обществе, где «Евровидение» выигрывает Кончита Вурст, и в то же время изо всех сил поддерживаем патриархальный строй. Я не говорю сейчас о том, что Кончита Вурст – хорошо само по себе или плохо. Это некое явление, сигнал. Что как раньше уже не будет. А по-новому мы жить не научились.

Это не хорошо и не плохо. Пока на наших скамейках во дворах сидят бабушки за семьдесят, кого больше будущего внуков интересуют моральный облик и длина юбки «вон той соседки с третьего этажа», так и будет. Будут навешиваться безапелляционные ярлыки: «хорошая девочка», «заботливая мать», «достойный мужик», «отличный семьянин» и «непонятно что». Хотя критерии для таких выводов зачастую абсолютно беспочвенны. Можно внешне казаться идеальным отцом и главой семьи и при этом два года встречаться с девушкой на десять лет моложе (думаю, каждый из читающих мнение знает несколько таких семей). Можно легко взбираться по карьерной лестнице, но при этом быть плохой матерью. Нужно понимать, что это абсолютно разные вещи. Но зачастую даже мы, поколение тридцатилетних, сводим все это воедино, стремясь к каким-то странным истинам. Вещи вроде «добиться чего-то по жизни», «сделать хороший ремонт» и «дать детям высшее образование» в нас сильны. Хотя далеко не все так щепетильны по поводу своего семейного статуса или возраста. 
Мы стали свободны до определенных границ. Но «вырваться» так и не смогли, оставшись жить в той же цветовой гамме.
Банальный пример. Покупаю огурцы, за прилавком по соседству от отсутствия покупателей или скуки разгорелась полемика. Долго в нее вникать не пришлось, но даже из обрывочных фраз стало понятно многое. «Как баба живет? Выбрала мужчину, сначала еще какие-то чувства, молодость. Потом родила детей и живешь только для них. Вы скажете, как-то по-другому?» – вопрошает продавщица бальзаковского возраста. Мужчина-грузчик пытается на это возразить, но женщина просто отмахивается рукой: мол, и так ведь все понятно, чего тут?
Обычные люди, обычная жизнь. В ней есть все – и любовь, и забота, и бесконечный ежедневный труд. Все, как у всех: ремонт, семейное авто, старший поступил на платное в Минск. Жизнь понятна, без сюрпризов. И как-то печально предрешена: дальше жить для внуков и правнуков. Ну а потом понятное дело.
Получается, вариантов нет. За исключением каких-то сложных и из ряда вон выходящих жизненных ситуаций. Тогда человек, как правило, «ударяется» во что-то другое. Проблемы тяготят и не отпускают, а уж если они неразрешимые, вообще просвета нет. Так пробегает жизнь. А была ли она вообще? 
– Мы жили для вас, а для кого живете вы? – спрашивает поколение родителей. – Мы всегда работали. Зачем? Мы чего-то достигли и стареем, а чего достигнете вы?
«На столе должен быть горячий обед», «мужа надо встречать в хорошем настроении», «ребенок всегда должен быть опрятно одет», «спать днем нельзя», «одеваешься, как подросток», «на работу нужно приходить вовремя и не задерживаться», «развестись можно, только если мужчина ушел», «дети должны жить с биологическим отцом», «женщина должна зарабатывать на себя»… Должен, должен, должен. И у вас создается такое ощущение, что кто-то взял непомерный кредит, который вам нужно выплачивать всю жизнь? Вроде бы и вашего мнения на этот счет не спрашивали. И подпись ставить не нужно было. А заплатить надо. Причем втридорога.   
Я думаю, проблема в том, что нас не научили быть счастливыми. Научили держать ложку, читать, отличать явно плохих людей от явно хороших, выучили в университетах. Но не научили разбираться в ситуациях. Искать свой путь. Отстаивать свое «я» в бесконечном многоголосье. И главное – строить счастливые семьи. Как мы могли их построить, когда перед глазами не было таких примеров? Когда родители прожили жизнь «как-то» и «для детей», а любить и уважать жизнь сами не научились. Откуда было брать эти навыки в девятнадцать и даже двадцать пять? Браки создавались по интуиции, влюбленности и «залету». Появлялись дети. Жили, как все. Но счастливыми не становились. 
И не всегда в этом были виноваты небольшие зарплаты и нереализованные амбиции, новые влюбленности или масс-маркет. Мы попали в новые течения с горой мусора на чердаках своих голов. С помощью психологов мы даже научились его выгребать. Но вот вопрос: что же должно занять освободившееся пустое пространство?
Его можно оставить пустым, найдя внутри себя баланс между реальностью и внутренним миром. Можно повесить уютные шторки и поставить кресло-качалку. Можно сделать чердак концептуальным: повесить на стены контрастные картины, а на окна – яркие жалюзи, купить дизайнерский диван. А можно спуститься с чердака на улицу и разрушить старое строение, оставив только фундамент. Иногда нужно создавать новые дома. 
Только как это сделать, не стремясь снова стать «хорошим семьянином» и «заботливой мамой»? 

Добавить комментарий